Оперные арии

Джоаккино Россини → Севильский цирюльник → A un dottor della mia sorte

Don Bartolo

A un dottor della mia sorte

queste scuse, signorina?

Vi consiglio, mia carina,

un po’ meglio a imposturar.

Дон Бартоло

Ах, такие отговорки —

и врачу вроде меня?

Дам совет вам, дорогая,

врать искусней и хитрей.

I confetti alla ragazza?

Il ricamo sul tamburo?

Vi scottaste: eh via!

Ci vuol altro, figlia mia,

per potermi corbellar.

Сласти девочке послали?

И на пяльцах вышивали?

Обожглись вы? Ой, да что вы!

Дочь моя, иное нужно,

чтобы вам надуть меня.

Perché manca là quel foglio?

Vo’ saper cotesto imbroglio.

Sono inutile le smorfie;

ferma là, non mi toccate!

Figlia mia, non lo sperate

ch’io mi lasci infinocchiar.

Почему там нет листа?

Я хочу раскрыть обман.

Смысла нет гримасы строить;

стойте там, не приближайтесь!

Дочь моя, уж не надейтесь

в дураках меня оставить.

Via, carina, confessate;

son disposto a perdonar.

Non parlate? Vi ostinate?

So ben io quel che ho da far.

Signorina, un’altra volta

quando Bartolo andrà fuori,

la consegna ai servitori

a suo modo far saprà.

Eh, non servono le smorfie,

faccia pur la gatta morta.

Cospetton! per quella porta

nemmen l’aria entrar potrà.

E Rosina innocentina,

sconsolata, disperata,

in sua camera serrata

fin ch’io voglio star dovrà.

Кайтесь, милая, давайте:

расположен я простить.

Вы упрямитесь, молчите?

Ну так я прекрасно знаю, как мне поступить.

Синьорина, что ж, отныне,

уходя куда из дому,

свой покой я слугам

буду поручать.

Не помогут вам гримасы

и печали полный взгляд.

Чёрт возьми! да самый воздух

не пройдёт сквозь эту дверь.

Ну, а бедная Розина,

опечалена, невинна,

в своей комнате пробудет

столько, сколько хочу я.

Автор текста — Чезаре Стербини. Перевод — Сергей Белоусов.