Пропустить меню

Сказочка

Декабрь 2013, Москва

— Господа, — произнёс король, растягивая слова, чтобы скрыть акцент, — в казне снова нет денег!

Государственный совет в полном составе потупил взоры. Во многом заслуга в возникновении дефицита была их собственная. В немногом — самого короля, но кто же ему об этом скажет.

— Тот, кто к завтрашнему дню не предложит способа решения данной проблемы, рискует лишиться моего расположения. Кроме того, имейте в виду, что налоги повышать больше некуда, так что придумайте что-нибудь получше.

Первые умы государства, пригорюнившись, отправились восвояси. Министр сельского хозяйства по пути на свою загородную виллу увидел из окна кареты стадо коров. Он велел кучеру остановиться и в лучших французских традициях поинтересовался у животных, кто их хозяин. Узнав, что коровы государственные, министр кое-что про себя смекнул, довольно потёр руки и двинулся дальше.

Министр лесоповальной промышленности, чтобы лучше думалось, поехал на охоту. На деревьях тут и там щебетали птицы, кто-то шуршал в кустах. Министр был человек любознательный и прежде всего любил в делах точность. Он стал было считать деревья на пальцах, но пальцы быстро закончились, и тогда он велел загибать их своим спутникам. Когда загибать стало нечего и им, его посетила светлая мысль, которой он решил поделиться с королём.

Военный министр вернулся в свой замок и поднялся на самую высокую башню, откуда открывался вид на соседнее королевство: крестьяне пахали землю прямо у него под носом, в кузницах стучали молоты, в городах дымили трубы. Все явно жили припеваючи. Мыслей у него с самого начала карьеры было мало, а точнее, была одна и та же мысль, которая слегка изменялась в зависимости от того, в каком из своих приграничных владений ему довелось ночевать в этот раз.

Министр по делам ископаемых серьёзнее всех отнёсся к поручению короля. Он поехал на карьер, остался недоволен работой, обругал тьму народу и загнал всех в шахты, куда отправился затем сам. Дела не устроили его и здесь, поэтому у шахтёров отняли каски, вручили лопаты и вернули в карьер. Всё это немного развлекло министра. Когда он вернулся вечером домой, жена засадила его читать детям сказки, потому что няньки ещё накануне были отправлены в те же шахты. Во время чтения министру и пришла в голову мысль, с которой он спокойно уснул.

На следующее утро приближённые короля вновь собрались во дворце. Монарх спросил у министра сельского хозяйства:

— Что вы придумали, господин министр?

— Ваше величество, — ответил тот, — с древнейших времён человечеству хорошо известно: чтобы получить деньги, надо продавать. Когда требуется больше денег, надо больше продавать, только и всего. Если, скажем, деревьев в лесу больше, чем есть, не вырастет, — он с усмешкой взглянул на своего коллегу, — то ваши королевские жвачные парнокопытные, сиречь коровы, — самый что ни на есть бесконечный источник молока. Моё предложение таково: надо больше доить, ваше величество, а молоко в различных агрегатных состояниях, как то: сыр, творог, кефир, продавать.

Король улыбнулся докладчику и беззвучно похлопал руками в перчатках. Затем он обратился к министру лесоповальной промышленности. Тот встал и развернул лист бумаги со схемами и вычислениями.

— Ваше величество, господа министры, — начал он своё выступление, — как вы изволите видеть, сия бумага представляет собой проект обогащения государства за счёт растущих на нашей земле лесов. Лес, да будет известно уважаемым слушателям, есть субстанция неоднородная, состоящая из отдельных объектов, попросту говоря — деревьев, кустов и пней, которые в большинстве своём до употребления по прямому назначению — на дрова — не приносят государству никакой пользы. Если представить, что, в среднем, на каждый акр государственного леса приходится сто пальцев… простите, единиц деревьев, то, помножив эту цифру на площади, покрытые густой растительностью, мы получим число столь впечатляющее, что я не решаюсь его назвать. Вы можете ознакомиться с ним в пункте третьем моего проекта. Итак, как я сказал, до поры из данных растений никакой материальной выгоды извлечь нельзя. Я предлагаю обязать деревья каждый год простоя наращивать дополнительные семь процентов высоты и пять — толщины, что, несомненно, в долгосрочной перспективе обеспечит нас не только повышенными объёмами лесоповала, но и благоприятно скажется на коренных жителях леса, прежде всего медведях, кабанах, зайцах и птицах.

Король поаплодировал и этому докладчику, а затем спросил военного министра, что надумал за это время тот.

— Ваше величество, к востоку от нас есть одна земля — загляденье. Я предлагаю её завоевать, ваше величество.

Он замолчал.

— Это всё? — удостоверился король.

— Так точно, ваше величество.

— Мне нравится ваша мысль, она такая… знаете, простая и краткая. Да, простая и краткая, как я люблю. Хорошо, а что скажете вы, министр по делам ископаемых?

Министр по делам ископаемых поднялся и начал свой рассказ:

— Ваше величество, в отличие от моих коллег, я не стал отталкиваться от эмпирических предпосылок, а обратился к литературе, которая, как известно всякому культурному человеку, является кладезем мудрости поколений. Итак, я вычитал в одной уважаемой книге о кладах. Да будет известно многоуважаемой аудитории, мы фактически ходим по золоту! Я говорю не о золотой руде, добыча которой связана с известными трудностями (ведь сегодня так тяжело найти хорошего шахтёра), а имею в виду клады, господа. Представьте себе: каких-нибудь полтора-два метра в глубину — и в ваших руках целый сундук золота и драгоценных камней. А это, по приблизительным подсчётам, составляет одну целую семь десятых месячного бюджета государства. Только вообразите, господа: всего один сундук в месяц покроет все расходы королевского двора, и даже более того. Что самое главное, процесс не требует особенных затрат. Чтобы подтвердить это, я готов вырыть первый клад сам хоть завтра, если того пожелает ваше королевское величество.

Король поблагодарил министра по делам ископаемых и, завершая заседание государственного совета, похвалил министров за работу, велев немедленно приступить к реализации деловых предложений.

Каждое утро король совершал прогулку. В любую погоду, невзирая на грязь и слякоть, он надевал многометровую мантию, приосанивался, повыше вздёргивал нос и неторопливо, как полагается августейшим особам, ходил по газону перед дворцом туда-сюда. Его свита задирала головы не так высоко и тоже шагала рядом. Задачей этого моциона было произвести впечатление на возможных зрителей, которые, проходя мимо ограды дворца, лицезрели короля во всём величии. В этот раз, однако, прогулка закончилась гораздо раньше ожидаемого: не сделал король и трёх шагов, как свалился в глубокую яму. Мантия накрыла его с головой. На помощь бросились слуги, и вскоре правителя вытащили обратно на травку. Затем из других ям извлекли попáдавшую туда свиту. Было сложно поверить своим глазам: обычно выстриженный маникюрными ножницами, идеально ровный, газон был изрыт вдоль и поперёк. Из ямы вдалеке летели комья земли. Возмущённый король подошёл туда и увидел заливающегося пóтом министра по делам ископаемых. Тот работал не покладая рук, но, сначала к его удивлению, а затем немалому раздражению, клад никак не находился. Увидев короля в перепачканной мантии, он вновь удивился и, не давая монарху опомниться, стал докладывать об успехах своей затеи. Он говорил, что всё идёт в соответствии с планом, что, в конце концов, не залегают же сундуки повсеместно, но уже в следующей яме он непременно восстановит свою честь. Король выразил надежду, что министр лично приведёт двор в первозданный вид, и отправился во дворец переодеваться.

Во время второго завтрака, подливая себе в чашку молока, король обратил внимание, что повар с тревогой следит за ним. Король спросил:

— Уж не отравлен ли мой завтрак, повар?

Тот замахал руками:

— Что вы, что вы. Просто у нас… перебои с молоком.

— Как это?! — возмутился король.

— Да, знаете, что было — выпили. А всех коров в королевстве выдоили досуха — и увезли удой на рынок. Боюсь я теперь, что этот литр молока на вашем королевском столе — последний в стране.

После завтрака король велел позвать министра сельского хозяйства. Министр поинтересовался у его величества, остался ли он доволен своим завтраком. Величество, поджав губы, выразило своё недовольство нехваткой молока.

— Впрочем, я уверен, что вы, господин министр, можете меня порадовать коммерческими успехами вашего предприятия?

Министр смутился.

— Боюсь, ваше величество, что избыток молока на рынке уронил цены на него и теперь оно, наверное, скиснет.

— Как жаль. Но ведь не пропадать же хорошему продукту, как вы считаете? Я полагаю, будет в высшей степени справедливо, если вы выпьете всё это молоко сами.

Министр, ни жив ни мёртв, побрёл исполнять повеление.

К вечеру последовали новости из лесов. Тысячи людей в городах и деревнях были оторваны от своих занятий и отправлены измерять деревья. Расходы не заставили себя ждать. Одни древомеры покалечились, падая с деревьев, другие пострадали от диких зверей, а третьи просто заблудились в чаще и остались там жить. Министр лесоповальной промышленности написал королю длинное письмо, в котором сообщал о необходимости отсутствовать по неотложным делам, и через час покинул королевство с семьёй и всеми наворованными за годы безупречной службы деньгами.

Ложась спать, король велел камердинеру будить себя при первых же новостях от военного министра. Посреди ночи заспанного короля подняли на ноги и вручили телеграмму. Слуги так торопились, что забыли её расшифровать, а король ничего не смыслил в точках и тире. После того как на них натопали ногами, слуги вернулись на телеграф, расшифровали текст послания от военного министра, ужаснулись и наотрез отказались нести его обратно королю. В итоге посыльным был назначен почтмейстер, который подсунул телеграмму под дверь королевской спальни и на цыпочках убежал прочь.

Король прочитал телеграмму, где сообщалось, что войска разбиты, а приграничные земли отошли соседнему государству. Военный министр, смелость которого объяснялась глупостью, вскоре сам предстал перед правителем, и тот, понимая бессмысленность возмущения, только тяжело вздохнул.

Король встретил рассвет в напряжённых раздумьях, которые навели его на хорошую мысль.

Министр лесоповальной промышленности уже был далеко, министр по делам ископаемых зарывал ямы, а министр сельского хозяйства затруднился приехать во дворец. Государственный совет собрался в малом составе. Король сказал:

— Напомню, мы столкнулись с проблемой нехватки денег в казне. Несмотря на все ваши старания, разобраться с ней не удалось. Однако мной было найдено очевидное решение, господа, — он посмотрел на единственного из присутствующих министров. — Вспомните, откуда берутся деньги. Они же не с неба падают, а выходят с монетного двора. Надо просто больше их печатать, господа
[Сергей Белоусов, serbel.ru]
.

Опубликовано в: Белоусов С. С. Дачные дела и другие истории. Москва: Эдитус, 2019. 196 с. ISBN 978-5-00149-157-6. (С. 153–162.)