Камчатка (июль 2012) | Сергей Белоусов Пропустить меню

Камчатка — 2012


10–19 июля 2012

Я на Авачинском вулкане

Камчатка — 10 июля 2012

— Три тысячи семь… три тысячи восемь… три тысячи девять…

Я шёл и считал про себя на иврите; на каждое число приходилось несколько тяжёлых шагов в гору. Было очень рано, а восхождение на Авачинский вулкан только начиналось.


День первый: Долина гейзеров, Кальдера вулкана Узон, Горячереченские термальные источники

Мы прилетели на Камчатку утром десятого июля и тут же поехали из аэропорта на вертолётную площадку, чтобы посетить Долину гейзеров. Лёгкая ошалелость после только что перенесённого восьмичасового перелёта дала о себе знать, и к моменту приземления в Долине в фотоаппарате уже было две сотни снимков, сделанных через мутное стекло вертолёта (всё это было удалено тем же вечером). Впрочем, некоторым было хуже: мужчину, сидевшего напротив, допекло гулом, поэтому он сел в сравнительно удобную позу, прислонившись спиной к иллюминатору, поставил камеру себе на плечо и час с лишним записывал на видео стену и часть окошка. Увлекательный ролик, должно быть, получился.

А по пути было на что посмотреть. Замысловато петляющие речки, идеально круглые пруды, потрясающей красоты зелень и прямо на ней не сошедший ещё снег. Мимо пролетали горы и вулканы — с озёрами в кратерах, извергающие дым и с вершинами, скрывающимися в облаках.

Долина гейзеров — самое известное за пределами Камчатки место полуострова. Вне всяких сомнений, её стоит увидеть — но при этом надо быть готовым к тому, что восхождения на вулканы впоследствии «перебьют» впечатление. Хотя большая часть долины погребена сошедшим селем, оставшегося более чем достаточно, чтобы поразить человека. Когда видишь исходящий отовсюду из-под ног пар, воронкообразные провалы (мои любимые грязевые котлы) и фонтанирующие гейзеры, начинает формироваться понимание того, насколько хрупка земля под нами.

Местные названия не отличаются оригинальностью: в Долине гейзеров протекает речка Гейзерная, впадающая в живописное Гейзерное озеро, которое образовалось из-за селя. Сейчас запруда постепенно размывается, и гейзеры, ушедшие под воду, постепенно показываются обратно.

Камчатка — царство ультрафиолета (камчатский загар — это правда) и одно из самых красочных мест, которые только можно себе представить. И следующий пункт программы первого дня, кальдера вулкана Узон — яркий тому пример. Не только растения яркие — порой встречается такой окрас самой земли, что диву даёшься. Нежные оттенки в принципе не так удивительно встретить в природе, а кислотные цвета здесь хорошо объяснимы тем, что вокруг всё ядовито: вулканическая активность превращает воду в кислоту и выжигает землю испарениями. И даже в этих условиях существует жизнь: растения цветут, а теплолюбивые водоросли нежатся в воде (как нас предупреждали потом ещё не раз, если вы видите в воде водоросли, руку туда лучше не совать, потому что с высокой степенью вероятности температура равна девяноста градусам).

Погода на Камчатке — удивительная и непредсказуемая. Солнечный весенний июльский день в одно мгновение оборачивается дождём, накрапывающим из хмурого неба и всё ниже опускающихся облаков. Я не случайно говорю об этом именно теперь. После Узона был совершён короткий перелёт на Горячереченские термальные источники, и как раз тут нас настиг холод и дождь. Казалось, будет невозможно выйти из горячей воды и пройти по холоду до раздевалки — но нет, температура воды так высока, что согревающий эффект очень силён, и, выходя из воды на свежий воздух, ещё долго не испытываешь дискомфорта.

На этом первый день был завершён. Я к этому времени не спал уже больше суток (не повезло с местом в самолёте), поэтому по приезде в гостиницу «Гейзер» быстро разложился и заснул. И даже не успел поразиться некоторым особенностям номера. Впрочем, следующий день принёс такие сюрпризы, которых никто и ожидать не мог.

Покамест спокойной ночи.

Галерея:

Камчатка — 11 июля 2012

— Все три наших города…

Из речи коренного камчатца


День второй: Остров Стáричков, Петропавловск-Камчатский

Кто бы мог подумать, что одно из сильнейших впечатлений от путешествия на Камчатку принесёт именно гостиница «Гейзер» в Петропавловске…

Характеристика «недавно отремонтированная гостиница», которую сообщила турфирма, была формально верна. Похоже, главное, ради чего затевается ремонт на Камчатке — поставить стеклопакеты (даже в туалете на рынке в Елизово установлены стеклопакеты полтора метра в ширину и сантиметров сорок в высоту). Так что окна были в порядке. Зато ванная оказалась несколько необычной: зеркало над раковиной висело, но самой раковины не было.

Завтрак в гостинице отпускается по талонам, однако каждый дежурный администратор решает проблему выдачи заветных бумажек по-своему. И утром одиннадцатого июля мы попали. Помещение, выделенное под столовую, крайне малó — там не разместится более двух-трёх десятков человек, поэтому дополнительные посадочные места предусмотрены в холле напротив стойки регистрации: это несколько столов, отделённых от остальной части помещения цветами в кадках. Так вот, придя на завтрак, мы обнаружили, что места остались только в этом закутке, а в самой столовой как-то невесело сидит народ с йогуртами и завидует тем немногим, у кого есть ещё и булочки. Как оказалось, талоны всей нашей группы отдали прямо на кухню, и теперь одна-единственная женщина бегала, идентифицировала «группу четырнадцать человек» и узнавала, какой вариант завтрака кто хочет (их пять: на выбор яичница, разные блинчики и прочее, причём один вариант допускает наличие сока, а другой — нет), и разносила тарелки. Пока мы стояли и изучали меню, она выскочила в столовую и пронеслась с йогуртами к очередному столу, выкрикивая на ходу то самое «группа четырнадцать человек!», и так же быстро скрылась на кухне. Мы были озадачены, но взяли вилки с ножами, столовые ложки для йогурта и сели в холле, присоединившись к другим скучающим.

Пришлось подождать всего пятнадцать минут, пока нас не удостоили посещением. Пробежав мимо нас, женщина занялась более людным соседним столом, а на замечание «давайте вы и нас покормите?» сказала как отрезала «Давай, давай… Мне их кормить надо!» — и пропала из виду. В следующее своё появление, предварённое охотничьим криком «группа четырнадцать человек!», она посчитала всех каким-то особым манером, добравшись до восемнадцати и оставшись тем довольна довольна. Когда она ушла, на завтрак пришли ещё пятеро.

Через несколько минут эта удивительная женщина вернулась и разнесла йогурты по столам. Сначала она обслужила стол с шестью людьми шестью йогуртами, а потом дала двум туристам за соседним столом три баночки и, удостоверившись, что мы та самая «группа четырнадцать человек», спросила нас о выборе варианта завтрака (мы хором ответили «Что угодно, только быстрее»). Спустя минуту она принесла четыре йогурта на наш стол и осведомилась, всё ли верно. Мы ответили утвердительно и, предвкушая небольшой спектакль, осторожно указали на несоответствие баночек количеству людей у наших соседей. Она резко обернулась, оценила ситуацию, и — хвать! — сердито забрала один йогурт, и вновь ушла. Знаете, я давно не смеялся до слёз, но, как оказалось, поторопился, потому что, пока мы ждали заказанные блюда, произошло нечто ещё более прекрасное. Людмила Ростиславовна из нашей группы подошла к стойке регистрации и что-то сказала администратору. Я услышал ответный вопрос: «У вас отняли булочку?» А ещё минуту спустя эта администратор поймала властительницу завтраков в дверях и с увещеванием в голосе произнесла: «Отдай людям булочки, пусть едят»…

В программе на день был круиз к острову Стáричков и обзорная экскурсия по Петропавловску-Камчатскому. Погрузившись на небольшой кораблик, мы направились в океан. Цель путешествия находится в паре часов пути от города. Это остров с крутыми склонами, прибежище множества птиц: чаек, бакланов, топорков, а также стáриков и других. Остров очень пёстр: помимо скал, покрытых жёлтым лишайником, здесь богатая растительность и повсюду, куда ни кинь взгляд, несметное количество гнёзд — и под каждым пятно помёта. Вокруг острова устраивается катание на моторных лодках (скакать по волнам веселее, когда не надо беречь фотоаппарат), в это время дайвер ныряет на дно Тихого океана и достаёт всякие водоросли и морских ежей, которых потом разделывает и всем желающим даёт попробовать икру этих животных (я не оценил, но многие распробовали с третьей ложечки). Тут же все желающие стоят и ловят рыбу. Кормят ухой (туристов на Камчатке вообще всегда, когда это только возможно, кормят ухой — но как-то не приедается, ибо действительно на редкость вкусно).

По возвращении в город — обзорная экскурсия. Помимо того, о чём легко прочитать в любом путеводителе, есть другие любопытные достопримечательности. Например, памятник, гласящий: «Вы отдали жизнь за наше правое дело. Японский агрессор разбит. Мы победили». Говорят, японских туристов проводят мимо без комментариев. Или надпись на доме в самом центре — крик души: «250 лет городу. 86 лет нашему дому. Историческая ценность. SOS...............»

Свободное время мы потратили на магазины, поскольку надо было докупить кое-что из одежды и обеспечить себе ужин. Если пара обычных перчаток за триста рублей нас удивила, но не потрясла, то восклицание «Сколько-сколько?!» из меня вылетело, когда я увидел стоимость баночки йогурта — восемьдесят рублей (против двадцати за него же в Москве). На Камчатке дорого всё. Назову цены, которые запечатлены на фотографиях. Например, в магазине «Сюрприз» в Елизово за хлеб «Коряки» (шестьсот граммов) просят тридцать два рубля, за килограммовую пачку самой обычной поваренной соли — девятнадцать, а за литровый пакет молока — от сорока до семидесяти. Квартплата тоже выше, чем в Москве. По свидетельству местных жителей, в деревнях на севере полуострова, куда продукты доставляются на вертолёте, всё ещё хуже. Одна булочка стоит, как батон в Петропавловске, а яблоко — как кило в городе.

Кстати, город, в общем, не особенно примечателен. Но одно здание поразило, даже в недостроенном виде: у стены стоит покрашенная под бронзу здоровенная пятиметровая голая баба, а с крыши к ней тянет лапу серебряный леопард. И такая же парочка с другой стороны дома, для симметрии. Такой китч мало где можно найти. Скорее всего, в этом доме разместится очередная «моментальная лотерея» (эвфемизм для игровых автоматов). Мы ещё зашли в книжный, где обнаружили сувениры, которые покупать не захотелось. Правда, среди нас не было поклонников плохой резьбы по кости и любителей натуральных медвежьих когтей.

Кстати, медведей на Камчатке много. Об этом чуть позже.

Галерея:

Камчатка — 12 июля 2012

Так они посмотрели на карту: по прямой близко получается, ну и пошли через кедровый стланик. А скорость движения по нему — два километра за шесть часов…

Из рассказа о чешских туристах


День третий: Вилючинский вулкан, Дачные термальные источники

Сразу хотел бы упомянуть Татьяну Алексеевну Наймушину, которая реабилитировала в моих глазах профессию гида, — и просто замечательного человека.

Костяк программы поездки составляло восхождение на три вулкана: Мутновский, Горелый и Авачинский. Утром в четверг мы выехали в сторону Геотермальной электростанции, расположенной у подножия Мутновского вулкана, где нам предстояло провести ближайшие два дня.

Дорога проходила через поля стланика: зрелище удивительное только поначалу. На Камчатке довольно быстро привыкаешь к тому, что деревья должны быть низкими. Хотя трудно поверить в то, что какая-нибудь травинка размером с одуванчик — пускай стелющаяся, но самая настоящая ива.

В месте, откуда открывается прекрасный вид на Вилючинский вулкан, была сделана остановка. В первый выход на природу было очень трудно ходить по земле, потому что в июле на Камчатке весна, а вокруг высокогорная тундра, сплошь покрытая цветами. Кажется, что невозможно поставить ногу так, чтобы не наступить на очередной бутон, просто сердце кровью обливается.

Мутновская геотермальная электростанция встретила нас прудом с бирюзовой водой, запахом сероводорода и перечерченным трубами пейзажем. Из-за высокой влажности всё, что может заржáветь, ржáвеет. У административного здания (разумеется, со стеклопакетами) есть входная дверь на втором этаже, потому что зимой наметает несколько метров снега. Нас расселили в рабочем общежитии — двухэтажных домиках на сваях вроде тех, в которых живут строители. Санузел один на этаж, зато круглый год горячая вода из недр земли. Правда, поскольку отопление и водоснабжение, по-видимому, не разделены, то комнаты отапливаются даже летом. С одной стороны, можно открыть окно, а с другой, в него будет входить пар с запахом сероводорода (у нас прямо под окном был сброс излишков пара из системы). Кстати, рядом построено странной формы здание гостиницы для персонала, куда туристов почти не пускают, и где надо разуваться уже при входе с улицы, а не в номере.

Вечером был совершён осмотр Дачных термальных источников — места, где дымят фумаролы и текут горячие ручьи. Это место называют ещё Малой долиной гейзеров, но как раз гейзеров здесь нет, просто иногда выход вулканических газов происходит из-под воды, что вызывает брызги и бурление. Из-за тепла и влажности зелень здесь удивительная. Когда смотришь на местную траву, начинаешь понимать травоядных.

Галерея:

Камчатка — 13 июля 2012

С нами в группе была девушка из Швейцарии. Когда я встретил её выходящей из уличной уборной у подножия Авачинского вулкана, она, вздохнув, сказала: «Экзотика…»


День четвёртый: Мутновский вулкан

Суеверные люди, конечно, припомнили, что восхождение на Мутновский вулкан (одиннадцать километров в одну сторону) мы начали в пятницу тринадцатого числа, но я и мои читатели как люди рациональные, конечно, знаем, что наша встреча с медведем лишь подтвердила статистику, согласно которой на каждые несколько десятков человек на Камчатке приходится по медведю, а потому увидеть одного из них несложно. Спустя примерно час после начала восхождения в тридцати метрах от нас внезапно появился медведь. Я никогда не питал иллюзий по поводу эмоций, которые это зрелище во мне вызовет, а вот те, кто накануне, слушая рассказы про медведей и знакомясь с техникой безопасности, относились к этому несколько легкомысленно, во мгновение ока изменили своё мнение. Медведь не испугался хорового крика, а напротив, пошёл вразвалочку в нашу сторону. Мы отошли, соблюдая дистанцию. Зверь (средненьких размеров) понюхал место, где мы стояли, не нашёл ничего вкусного и вскоре пропал где-то слева от дороги. Мы потеряли сорок минут, зато после этого два часа вся группа шла очень бодро и не растягивалась. Страх — хороший стимул.

Подъём на вулкан был не столько тяжёлый, сколько выматывающий. Мы вышли рано утром, а вернулись на электростанцию только вечером (в результате из семнадцати человек на второй вулкан на следующий день собрались идти только шестеро). Я быстро изменил свою картину мира, усвоив, что цветущие рододендроны и июльский, тающий уже снег — это нормально. Из-под «снежников» текли ручьи, которые к вечеру превратились в реки, так что на обратном пути пройденные места было не узнать, а в какой-то момент мы просто столкнулись с тем, что пройти посуху нельзя, и пришлось сооружать переправу из валунов.

Целью нашего похода было фумарольное поле Мутновского вулкана, попасть в которое можно через овраг Опасный — настоящий каньон со снежным дном, под которым течёт река. Попав на фумарольное поле и оказавшись со всех сторон окружённым отвесными склонами, не только поражаешься красоте этого места с голубым ледопадом, лимонно-жёлтыми серными конусами фумарол и серыми кипящими котлами, но и начинаешь ощущать некоторое беспокойство, которое связано с тем, что земля под ногами, как я говорил, «дырявая». Это связано со строением фумарол, представляющих собой узкое горло и большую пустоту внизу. Каждый шаг на вулкане отдаётся гулким звуков из-под земли. Гулять среди фумарол интересно, только желательно иметь с собой влажные салфетки — закрывать рот и нос, если ветер несёт ядовитые испарения в твою сторону.

Галерея:

Камчатка — 14–15 июля 2012

— Это медвежата!

— Да нет, камни.

— Смотри (показывает увеличенный снимок): слева медвежонок, а справа валун.

— Странно, что не двигается.

Встретившийся нам медведь куда-то спрятался, и мы уже двадцатую минуту гадали, не медвежата ли те два камня далеко впереди. К счастью, это были действительно камни — медвежата бы кардинально меняли пол зверя (а медведица с детёнышами куда опаснее одиночного медведя).


День пятый: вулкан Горелый, водопад, база отдыха «Надежда»

На вулкан Горелый отправилось, как я уже сказал, только шестеро человек из нашей группы, а зря: этот подъём дался намного легче, чем первый, хотя тут мы достигли самой верхней точки вулкана (тысяча восемьсот двадцать девять метров над уровнем моря), если не ошибаюсь, потратив на восхождение два с половиной часа. Оставшиеся внизу времени не теряли зря и съездили в пещеры к магматическим трубам, чем были очень довольны. Но зрелище, открывшееся нам на вершине Горелого, с самой кромки его конуса, было совершенно иного, грандиозного, характера — одиннадцать глубоких кратеров с озёрами, и всё это в сопровождении шума (напоминающего гул автострады) от выходящих дыма и газа (в одном месте неожиданно подступивший сернистый газ заставил туристов прослезиться). Поднимаясь в идеально синее небо, они окрашивались в лучах солнца в какой-то ядовитый голубой цвет — заметную издалека дымку.

Была суббота, поэтому во время спуска мы повстречали просто толпы народу. Местные жители приехали провести выходной на природе, прогулявшись на вулкан. Кто-то шёл в купальнике, кто-то с собакой на поводке, были маленькие дети…

После вулкана мы съездили на водопад (метров двадцать в высоту) и отправились на базу отдыха «Надежда», где был обещан бассейн с горячей водой из скважины. Всё действительно оказалось на месте. В воде невозможно просидеть долго — становится тяжело от тепла. Мы спросили хозяйку этого места, неужели вода прямо из-под земли поступает в бассейн, на что нам ответили «Если бы мы открыли кран [на скважине] на полную, вы бы тут не сидели: там семьдесят градусов». Ещё нам «повезло», поскольку мы приехали в ту единственную неделю в году, когда в эти места прилетают какие-то насекомые, маленькие и зелёные. Которые любят влагу и тепло… Судя по их поведению, ещё больше они любят влажных и тёплых людей. В общем, они облепляли всё, поэтому, вылезая из воды, нельзя было и на шезлонге остаться ненадолго, чтобы эта живность не начала располагаться на тебе стайками.

День шестой: Елизово, дорога к Авачинскому вулкану, приют «Три вулкана»

На следующий день мы двинулись в сторону третьего вулкана нашей программы. По пути была сделана остановка в Елизово, втором городе Камчатки. Тут мы прогулялись по рынку, подивившись количеству вывесок «Реставрация одежды», обнаружив, что здесь ещё в ходу аудиокассеты, удивились тому, что тут продают «бадминтоны, бассейны, песочные наборы и множество других игрушек» и встретив рекламу «Вся мебель и товары для дома. Доставка по каталогам Ikea. Цены ниже камчатских»

Недалеко от города стоит памятник: медвежонок и медведица с рыбой в зубах. Подпись гласит: здесь начинается Россия. Поскольку рыба — элемент отдельный, её уже несколько раз крали. Пока мы дивились этому монументу, мимо проезжали дети на велосипедах, и один в искреннем изумлении воскликнул: «О! Рыба появилась!»

Вскоре дорога кончилась, и мы поехали по руслу реки Сухой, которая наполняется водой дважды в год, а в остальное время представляет собой дорогу из пепла. Поскольку движение транспорта здесь активное, деревья и кусты стоят совершенно серые.

К вечеру мы приехали в приют «Три вулкана», расположенный у подножия Авачинского и Корякского вулканов и известный тем, что здесь обитают полчища евражек (сусликов берингийских), милых, но наглых животных, которые, привыкнув к кормёжке из рук людей, не боятся подбегать к кому-нибудь и трясти за штаны, требуя ещё сухофруктов. С одной стороны, отказать им невозможно, а с другой — они и сами меры не знают, набивая рот, поэтому можно стать свидетелем тому, как щёки видно из-за спины или как иной зверёк не может пролезть обратно в нору.

Галерея:

Камчатка — 16–19 июля 2012

Ещё двенадцатого июля было произнесено: «Мы только третий день здесь, а уже хочется сюда снова». И это желание не проходит со временем.


День седьмой: Авачинский вулкан

На последний вулкан отправилось два человека (включая меня) и проводник. Мы залетели наверх за пять с половиной часов, поднявшись с восьмисот до двух тысяч семисот сорока одного метра над уровнем моря. У подножия вулкана стоят памятные таблички из серии «ушли и не вернулись», а также информационные щиты, сообщающие, что на Камчатке горная болезнь начинается уже на высоте в тысячу метров. Подъём правда был тяжёлый, в особенности трудно было на шлаковом конусе вулкана, где через три шага начинало колотиться сердце, как будто никакого передыха не было. Кстати, Авачинский вулкан — самый безжизненный в растительном отношении, здесь даже не цветут камнеломки. Зато фауна наблюдается вплоть до самой вершины: мухи, осоловелые от пониженного содержания кислорода, садятся на людей и на рюкзаки — и мгновенно засыпают. Смахнуть, как обычно, их не получится: они не боятся резких движений в свою сторону. Приходится буквально сталкивать их с себя.

Хотя мы вышли рано утром, ещё до восхода солнца, и всё же не были первыми, кто поднялся на вулкан в тот день: в кратере я встретил внушительного (по виду) возраста дедушку, который поведал мне следующее: ему недавно сделали операцию на сердце, сегодня он начал подъём в половину пятого утра, ночевать будет в кратере. Немного позже я стал свидетелем тому, как он достал из рюкзака сковородку, поставил на фумаролу и стал жарить колбасу.

Как я уже сказал, подъём не из лёгких. Однако того, кто доберётся доверху, ждёт удивительное по красоте зрелище. Не только сам кратер с многометровой лавовой пробкой и серными бортиками очень прекрасен, но и виды открываются впечатляющие. Внизу плывут облака, совсем рядом стоит трёхкилометровый Корякский вулкан, на горизонте видно знакомые Мутновский, Горелый и классической формы Вилючинский, неподалёку город… Силы, потраченные на восхождение, оправдывают себя теми впечатлениями, которые получаешь наверху.

До вершины с нами дошло несколько человек из параллельной группы. В том числе женщина, которая на прошлые вулканы ходила в купальнике. Тут она из-за с сильного ветра была в куртке, но отличилась другим: в кратере достала принесённую бутылку шампанского, которую все и распили. Это и само по себе было необычно, а когда я вспомнил про вес одной только бутылки, которую надо было ещё и назад нести, проникся уважением к выносливости женщины.

Примерно в середине спуска стоит скала, расписанная фразами «здесь был», среди которых затесалось другое сообщение: «Здесь не были: Наташа, Лена, Митя, Боря, Женя, Антон, Серый, Руся (?). Позор!» Спуск показался намного длиннее подъёма. По шлаку спускаться ещё просто при наличии хорошей обуви: встаёшь на склон, начинаешь совершать движения вроде кручения педалей велосипеда и плавно съезжаешь вниз. А потом идти приходится по твёрдой земле. Идёшь и идёшь, идёшь и идёшь, и конца этому не видно, и уже думаешь, что, знал бы заранее, какой это длинный вулкан, в жизни бы не собрался подниматься. Но потом доходишь до приюта и ощущаешь огромное удовольствие от того, что видел и где был.

Дни восьмой и девятый: сплав по реке Быстрой, Малкинские источники

Программу завершал сплав по реке Быстрой («У нас река если не Быстрая, то Мутная») — был единственный дождливый день, тихо текла речка, медведей не было, так как нерест ещё не начался. Спокойное завершение насыщенной программы тура.

Потом переезд в Малки, где в этот и на следующий день было купание в термальных «лужах». Некоторые были погорячее, другие попрохладней, а одна, совсем небольшая, была накрыта крышкой и кипела. Рядом течёт ледяная речка, воду из которой народ использует, чтобы разбавлять близлежащие лужи.


Мы вернулись в Петропавловск-Камчатский, где, как ещё недавно знал каждый, всегда полночь, закупились рыбой и икрой и на следующий день покинули прекрасный полуостров.

Мы ездили по программе «Знакомство с Камчаткой» от турфирмы «Гранд». Продолжение истории — возвращение на Камчатку в 2014-м году.

Галерея: