Пропустить меню

Пруд со стрекозами

Три стадии фрески «Се человек»: исходное изображение, изображение перед реставрацией, финальный «картофельный» вариант
Изображение с действовавшего в момент написания статьи сайта beholdthemonkey.com

Спасите «Картофельного Иисуса» — 24 сентября 2012

Большую популярность получила недавно фреска Элиаса Гарсиа Мартинеса «Ecce homo» («Се человек») в связи с проведённой над ней реставрацией. Сесилия Хименес, местная прихожанка, «восстановила» живописную работу 1910 года, находившуюся в плачевном состоянии из-за высокой влажности воздуха в церкви. Результатом трудов престарелой испанки стало новое произведение, широко известное как «Картофельный Иисус» или «Ecce Mono» («Се обезьянка»).

Как говорится, нарочно не придумаешь. Когда видишь «Картофельного Иисуса» впервые, думаешь, что это чья-то шутка. Однако данное творение действительно находится в храме Милосердия в Борхе, слева от алтаря, и вызывает небывалый приток туристов. Между тем, испанские власти обещают счистить фреску Хименес и отреставрировать работу Мартинеса как следует. Это вызвало недовольство множества людей во всём мире, которым образ обезьянки стал за время её славы мил и дорог.

Безусловно, справедливо «Мне не смешно, когда маляр негодный // Мне пачкает Мадонну Рафаэля», однако Мартинес не Рафаэль, фресок, подобных «Ecce Homo», на свете немало — а «Ecce Mono» такая одна. Если бы речь шла о произведении, обладающем большей художественной ценностью, чем оригинальное творение испанского художника, не было бы так много защитников современного «Ecce Mono», посмеялись бы и забыли. Но в сложившейся ситуации можно понять тех, кто просит сохранить результат «реставрации» Сесилии Хименес.

Вряд ли кто-то всерьёз станет утверждать, что «Се обезьянка» обладает художественной ценностью, сколько-нибудь равной даже закрашенной фреске, однако её значимость несравнимо выше. Можно, конечно, слукавить, и сказать, что это образец первобытного искусства (или примитивного), но, как ни удивительно, в этом можно найти долю правды: работа выполнена с не меньшим религиозным чувством, чем наскальные рисунки охотничьих обществ. Или представьте себе, что девственно чистую церковь отдали на роспись маленьким детям. Они сделают это так, как умеют, зато от всей души. С точки зрения содержания их труд будет не менее, а то и более важен, чем какие-нибудь выполненные на заказ росписи XIV века. Если исключить злой умысел Сесилии Хименес (эта версия не представляется убедительной), то мы оказываемся в ситуации честно, но неумело выполненной работы, которая волей судьбы прославилась на весь мир. Кажется разумным сохранить «Ecce Mono» — прекрасный пример одновременно творческого потенциала человека и его деструктивных способностей. Отражение всего современного искусства.

Петицию за спасение «Се обезьянки» можно подписать на сайте change.org.