Пропустить меню

Сандрин Пьо в Москве

← К списку отзывов

Сандрин Пьо в Концертном зале имени Чайковского, 24 сентября 2015

В ролях:

Сандрин Пьо, сопрано [Sandrine Piau]

Государственный академический камерный оркестр России

Дирижёр — Жером Корреа [Jérôme Correas]

В программе:

Антонио Вивальди: Usignoli che piangete («La Candace»); Dopo un'orrida procella («Griselda»); концерт для скрипки «La Stravaganza» (солистка — Екатерина Назарова); «Gelido in ogni vena» («Farnace»); Sonno, se pur sei sonno («Tito Manlio», бис)

Георг Фридрих Гендель: увертюра к опере «Альцина»; Ah! mio cor («Alcina»); Lascia ch'io pianga («Rinaldo»); Il primo ardor («Ariodante», бис)

Вольфганг Амадей Моцарт: увертюра к опере «Митридат»; Giunse alfin il momento («Le nozze di Figaro»); Nel grave tormento («Mitridate, Rè di Ponto»)

Переслушав концерт в трансляции на сайте Филармонии, я понял, что Сандрин Пьо — из числа тех исполнителей, которые в зале звучат лучше, чем в записи. Микрофоны поймали шероховатости, незаметные при непосредственном восприятии. Возможно, мои впечатления несколько сгладились из-за места, где я сидел.

Чтобы начинать концерт с «птичьей» арии, надо обладать отточенной техникой и просто быть уверенным в своих силах; Сандрин Пьо отвечает обоим критериям. Давно я не слышал, чтобы барокко пели так точно: это и безошибочное вступление в любую ноту в любом регистре, и естественные колоратуры, и просто владение дыханием на том уровне, когда не приходится рвать фразу. При этом использование всех возможностей голоса было при бережном отношении к стилистике, импровизации в da capo не выбивались из контекста, каденции не становились самостоятельным номером, а звучали, как и полагается, логичным завершением и кульминацией номера. Последней прозвучала ария Манлия из оперы Вивальди, и Пьо твёрдо держала финальную ноту, пока оркестр, вступая в диссонансы с голосом, шёл к тонике, и они вместе поставили точку, завершив тем самым вечер.

Пожалуй, не так легко, как остальные, прозвучала ария Оттона из «Гризельды» и необычно, с тяжёлыми паузами, спета ария Альмирены из «Ринальдо» на бис, будто в конце каждой строки Джакомо Росси стоит точка, отчего пострадала цельность впечатления. Но самые сложные, требующие наибольшей концентрации арии — Фарнака и Альцины — были на высоте, хотя и не отличались трагизмом, встречающимся в иных исполнениях; концерт вообще прошёл эмоционально сдержанно, но это компенсировалась качеством вокала.

Оркестр лучше всего прозвучал, как ни странно, в Моцарте. В Генделе, как часто бывает, было многовато басов, но, в целом, это было достойное сопровождение.

26 сентября 2015