Пропустить меню

«Sacrificium» Бартоли в Москве (2012)

← К списку отзывов

Чечилия Бартоли
Спасибо за фотографию Ольге Мининой

«Sacrificium» Чечилии Бартоли в Большом зале Московской консерватории, 24 марта 2012

В ролях:

Чечилия Бартоли, меццо-сопрано [Cecilia Bartoli]

Оркестр La Scintilla

В программе:

Никола Порпора: увертюра к опере «Meride e Selinunte» (allegro) | Come nave in mezzo all'onde | увертюра к опере «Germanico in Germania» | Usignolo sventurato | увертюры к кантатам «Gedeone» и «Perdono, amata Nice» | Nobil onda

Рикардо Броски: Chi non sente al mio dolore | da capo «Son qual nave» (бис)

Георг Фридрих Гендель: Lascia la spina | M'adora l'idol mio (бис) | Bel piacere, bel godere (бис)

Франческо Верачини: увертюра №6, allegro

Леонардо Винчи: Cervo in bosco | Quanto invidio la sorte… Chi vive amante

Леонардо Лео: Qual farfalla

Франческо Арайя: Cadrò, ma qual si mira

Карл Генрих Граун: Misero pargoletto

Алессандро Скарлатти: увертюра из концерта №5 ре минор

Антонио Кальдара: Quel buon pastor son io

Антонио Вивальди: Sovvente il sole (бис)

Однажды Иоганну Хассе задали вопрос, знаком ли он с сочинениями французских композиторов, и ответ его был таков: «Нет, и упаси меня Господь услышать не итальянскую музыку». Музыка, которую превозносил этот известный немецкий композитор, была представлена на концерте Sacrificium в великолепном исполнении (разве что оркестр в первом действии был не очень хорош — но во втором зазвучал отлично).

Я сравнивал этот концерт с услышанным в Праге прошлой осенью и в каждой арии обнаруживал больше чувства и бóльшую силу. Собственно, отсылаю всех интересующихся детальным разбором концерта именно к тому отзыву; а в настоящем попытаюсь коротко рассказать про впечатления от нового концерта.

Техника исполнения, как всегда, на невероятной высоте. Резвый бег оленя и бесподобный полёт дротика, прописанные Винчи в шестнадцатых нотах в «Cervo in bosco», были исполнены безупречно; прочие колоратуры концерта также отличались абсолютной точностью. В сочетании с фирменным пианиссимо Бартоли они сделали «Nobil onda» живописнее, чем когда-либо. Картина искрящегося горного ручья вставала перед глазами в мельчайших подробностях — а это, возможно, лучшая похвала арии d'imitazione. Лёгкие, как крылья бабочки, трели в «Qual farfalla», месса ди воче среди волн «Son qual nave», несравненное владение дыханием на протяжении всего концерта — всё было на том высочайшем уровне, который характерен для выступлений Бартоли.

Пожалуй, сильнейшее впечатление осталось от «Quel buon pastor son io». В Праге я пытался понять, почему именно эта ария вызывает такие сильные эмоции, в чём главное различие между этой арией и популярной «Lascia la spina». Обе эти арии из ораторий, однако решающим фактором, по-видимому, является то, что произведение Генделя написано на светскую тематику, а Кальдары — на духовную. И в самом деле, чувство, вложенное Чечилией в слова Метастазио, настолько сокровенно и так глубоко религиозно, что невозможно не проникнуться красотой этого сочинения и не начать дышать в ритме прекрасной музыки.

Удивительным завершением концерта стали четыре биса — случай для концертов серии Sacrificium, по-моему, уникальный. Прежде чем окончить вечер традиционным da capo из арии Броски, Бартоли преподнесла московской публике всё главное из барокко, что она исполняла в последние годы: Генделя и Вивальди. «Sovvente il sole» прозвучало более строго, с бóльшим величием картины природы, чем в прошлом году в Мюнхене. В «M'adora l'idol mio» были совершенно фантастические колоратуры в дуэте с гобоем и невообразимый контроль дыхания. Далее последовала ария Альмирены, один из любимых номеров Бартоли, незатейливый, но очень забавный и радостный, где снова и снова, из года в год, звучит неизменная радость, как прощальная (и очень интимная) благодарность залу за проведённый с ним вечер.

Ну а в конце — красные перья и золото, квинтэссенция барокко.

25 марта 2012