Пропустить меню

Мария Стюарт в Москве (2012)

← К списку отзывов

Мария Стюарт Гаэтано Доницетти в Концертном зале имени Чайковского (Москва), 29 сентября 2012

В ролях:

Мария — Инга Кална [Inga Kalna]

Елизавета — Александрина Пендачанска

Лестер — Бюлент Бездюз [Bülent Bezdüz]

Тэлбот — Мирко Палацци [Mirco Palazzi]

Сесил — Константин Шушаков

Анна — Надежда Карязина

Государственный симфонический оркестр «Новая Россия@!v

Государственный академический русский хор имени Свешникова

Дирижёр — Джулиан Рейнольдс [Julian Reynolds]

Я бы ушёл и после первого отделения, если бы не дирижёр. Джулиан Рейнольдс показал, что в опере с серьёзным сюжетом и музыка тоже серьёзная, и провёл вечер необычайно аккуратно, сумев добиться единого и очень чистого звучания хора с оркестром. Их баланс, а также баланс внутри оркестра был выстроен безупречно и держался на протяжении всей оперы, благодаря чему музыка Доницетти прозвучала всё-таки как положено, со всеми своими акцентами и контрастами. Особенно удалось вступление к последней картине, которое фактически стало эмоциональной (в отличие от сюжетной) кульминацией оперы.

Из солистов единственным культурным певцом оказался Мирко Палации, бас, который ещё неделю назад обратил на себя внимание в «Маленькой торжественной мессе» Россини. Если тогда его можно было упрекнуть в недостатке нижних нот, то партию Тэлбота, более подходящую его голосу, он исполнил отлично. Неизменная округлость в сочетании с приятным от природы тембром и при хорошей выразительности сделали выступление Палацци лучшим. В ансамблях он проявлял редкое уважение к другим солистам, во многом даже подстраивался под них, так что был заметен, но никогда не доминировал.

Голос Бюлента Бездюза звучит мягко в середине диапазона, так что поначалу даже показалось, что это может оказаться отлично сделанная партия. Однако надежды не оправдались, и вскоре стало ясно, что уже немного выше удобной середины теряется опора, звук становится сухим и натужным, а также значительно теряет в силе, так что на форте певец едва не встаёт на цыпочки. Естественным образом, Бездюз ноты при такой технике не снимает, а «обрывает».

Инга Кална и Александрина Пенданчанска — два сапога пара. Кална, начав с тяжёлыми верхами, к третьему акту дошла до откровенного пищания, в придачу ко всему резкого по звучанию, которое слушать без слёз было невозможно. Колоратуры получились несколько горловыми. Кроме того, Кална покрикивала в первых двух актах на верхних нотах, где не надо было соблюдать пиано, но, правда, делала это не так ужасно, как Александрина Пенданчанска. Не будь в вокале последней столь серьёзных проблем, она даже при не самой выдающейся технике могла бы выделяться из толпы певцов за счёт тембра. Но, когда вместо верхов крик, на низы не хватает силы голоса, а в моменты напряжения связок интонирование непростительно портится, да ещё ноты звучат с обертонами других тонов! что уже, конечно, является откровенной фальшью, говорить даже о заурядном таланте не приходится.

29 сентября 2012