Пропустить меню

Свадьба Фетиды и Пелея в Вене

← К списку отзывов

Свадьба Фетиды и Пелея Джоаккино Россини в Театре ан дер Вин, 26 февраля 2013

В ролях:

Фетида — Мари Эриксмоен [Mari Eriksmoen]

Пелей — Лоуренс Браунли [Lawrence Brownlee]

Церера — Анна Мария Сарра [Anna Maria Sarra]

Юнона — Гая Петроне [Gaia Petrone]

Юпитер — Эндрю Оуэнс [Andrew Owens]

Ensemble Matheus

Arnold Schoenberg Chor под управлением Эрвина Ортнера [Erwin Ortner]

Дирижёр — Жан-Кристоф Спинози [Jean-Christophe Spinosi]

Россини писал кантату по случаю бракосочетания особ королевских кровей, поэтому полному мрачных деталей мифу про Фетиду места в либретто Анджело Марии Риччи не нашлось: сюжет крутится вокруг свадьбы в высшей степени аллегорических персонажей, испытывающих неземное блаженство; единственная угроза счастью которых — призрак Раздора — прогоняется прочь лично Юпитером. Церера и Юнона также принимают активное участие в восхвалении жениха и невесты, а в финале сообщается, что в ознаменование свадьбы Добродетель и Любовь заключают друг друга в объятия на небесах.

Поскольку кантата Россини сравнительно невелика, концерт открыли двумя увертюрами Россини — к «Пробному камню» и «Севильскому цирюльнику». Увертюры прозвучали несколько непривычно: сдержанно и не ярко, однако это позволило произведениям заиграть новыми красками. Спинози сделал из каждой увертюры своеобразный спектакль, играя на контрастах и расставляя необычные ритмические и мелодические акценты, отчего музыка приобрела особую выразительность. При этом россиниевская лёгкость успешно сочеталась с помпезностью и практически драматическим напряжением в начале увертюры к «Цирюльнику». Музыка главного произведения — кантаты — фактически набор отдельных номеров, объединённых только сюжетом, и содержит прелестные лирические отрывки наряду с совершенно «детскими» и легкомысленными, как, например, allegretto прелюдии, и оркестр прозвучал с ещё бóльшим успехом, чем в увертюрах. Великолепен был хор: лёгкость голосов, чёткость звучания, безупречная дикция и живая эмоциональность.

Голос Мари Эриксмоен красив и, за исключением совсем небольшой зажатости верхних нот, звучит свободно, без изменений тембра, на всём своём широком диапазоне. Анна Мария Сарра обладает подвижным голосом и большой отвагой, которая потребовалась при исполнении колоратур и весьма изощрённых вариаций в арии «Ah! non potrian resistere», и, несмотря, на резкие, но чисто взятые, ноты на форте, оставила положительное впечатление. Колоратуры в финале были безупречны. Кроме того, в её исполнении Церера предстала богиней, уверенной в своей власти даровать покой, хотя бы для этого и пришлось бороться с фуриями. Не столь удачно вступила Гая Петроне: некоторые переходы в дуэте с Церерой прозвучали крикливо, однако в финале её небольшой сольный отрывок был весьма аккуратен. Лоуренс Браунли в партии счастливого Пелея чувствовал себя совершенно комфортно: его голос звучал мягко во всех регистрах, а высокий темп не представил проблем. Тенор Эндрю Оуэнса не такой лёгкий, как у Браунли, и несколько менее ярко окрашен, однако его Юпитер по качеству вокала главному герою практически не уступал, так что в терцете «Per me regni alfin la pace» все персонажи были наравне.

1 марта 2013